Сохраняя природу, сохраняем будущее!
Русский | English

Новости

21.11.2017
16.11.2017
15.11.2017
08.11.2017

Таежными тропами…

Помниться, так в недалеком прошлом назывался альманах для неутомимых скитальцев, путешествующих по просторам Советского Союза. Многие любители таких изданий, проглатывая строки и абзацы, и не представляли, что в будущем смогут оказаться в подобных условиях, в каких оказывались герой этих приключенческих произведений.


В такие переделки приходилось попадать и вашему покорному слуге, однако, не ради собственных утех и развлечения, а по долгу службы - изучению и охране природы.
Некоторые скажут: «Да зачем вам все это надо... Сидели бы в офисе, да чай в перерывах попивали». На самом деле, иногда именно такие мысли в голову и закрадываются. И случается так в моменты самых критических и самых трудных испытаний матерью природой - когда она пробует тебя «на зуб». И вроде вот-вот лопнет твое терпение: то палец обморозил; то ночевка под кедром в мороз; а тут еще хуже - напарник всю дорогу поднывает. И нет... Тянешь лямку. Потому что не может человек оторвать и выбросить то, что дала ему судьба.
Вот и с нами случай вышел, но не в природном парке, а на другой заповедной территории.
Когда реки схватываются льдом и от сильных морозов у некоторых перехватывает все русло, отчего оно покрывается многочисленными наледями, пришлось нам совершать обход горно-таежных угодий с целью обнаружения и задержания нарушителей занимающихся незаконным ловом кабарги. Наконец-то... К вечеру четвертого дня похода нам удалось найти свежие следы браконьера расставившего на своем охотничьем маршруте несколько десятков петель-сжимов на кабаргу. Малознакомая местность, отсутствие четкой информации о местоположении зимовья и надвигавшиеся сумерки, почему-то подсказали срезать маршрут до предполагаемой браконьерской избы. И это была ошибка. Пройдя около 5 км, окончательно убеждаемся, что с междуречья спустились не в тот лог, в котором находится зимовье. Ночные сумерки окончательно съели последние лучики заходящего солнца и только свет звёзд, ярких, но холодных подсвечивал нам путь. Мороз явно крепчал, обжигая нос и щеки даже при интенсивной ходьбе. Вот когда на самом деле давит мысль о том, что на 150 км вокруг ни единого населенного пункта и нет даже маломальской хибары для того, чтобы обогреться и высушить промокнувшую насквозь от пота одежду. Пройдя еще километра три, решаем остановиться на ночлег. И вроде бы ничего такого из вон выходящего (при -26ºС уже ночевали): подбираем и расчищаем от снега место для ночевки, собираем побольше хворосту да бревен для «нодьи». Но все же, что то не так... В спальник, названный каким-то опытным путешественником «смерть туриста», залазить почему-то очень было неохота, отчего их не доставали даже из рюкзаков. Разгоревшийся костер прожорливо поедал сухие ветки, но не хотел обогревать лежавших вокруг него путников. Попеременно, то спиной, то лицом поворачиваясь к костру с горем пополам удалось подсушить, не снимая с себя одежду. Подставишь спину - мерзнет нос с руками, повернешься лицом, суконка на лопатках уже через пару минут берется ледяным коробом. Вот так и крутились мы как куры-гриль около огня, пока не закончились у нас к часу ночи последние сучки. Радовало одно - из-за кедровой гривы вышла изрядно поеденная с левого бока луна. Хоть и не нагрела она ни на градус атмосферный воздух, но заменила нам фонарики с севшие на морозе батарейками. Решение приняли единогласно тремя голосами - идти. Идти теперь только до кордона, а это около 17 км. Выдвинулись около двух часов. Идти было достаточно комфортно, пока не набралась влаги подсохнувшая у костра одежда. В общем-то, и путь невелик, да стоять не велит. Останавливаться совсем не хотелось, хотя нет, хотелось очень, и упасть, и даже поспать. Но мороз подгонял и к шести утра мы вышли на длинную около километра поляну перед кордоном. Этот безлесный участок с жильем на другом конце был, наверное, самым тяжелым промежутком на всем протяжении маршрута, особенно для нашего молодого инспектора изрядно вымотавшегося и стершего себе ногу.
И все-таки, как приятно прийти в таежное зимовьё и пусть даже нетопленное. Кажется, здесь уже и сами стены греют. Затопили печь и прилипли к ней, как банный лист к заду, пока не вскипятили чайку да вовсе не оттаяли - печь то кирпичная, пока нагреется.
А по утру, кордонный служитель наш - Яков, сообщил, что прямо перед нашим приходом, когда выбегал по малой нужде, на градуснике столбик запал за -40. Вот тебе и личный рекорд холодной ночевки побит.
В целом все прошло нормально, и после бывали случаи. И будут случаться, будем топтать свой путь, а иначе кто за нас будет таежными тропами ходить?


М. Сибиряков