Сохраняя природу, сохраняем будущее!
Русский | English

Новости

20.04.2017
19.04.2017
18.04.2017
10.04.2017

Записки волонтера

Картина маслом

Еще один интернетный вечер был пущен. В ожидании хорошей погоды в Алтайских горах, я читал и думал, почему же, когда я куда-нибудь собираюсь, всегда идет снег? Градусник за окном показывал 9-10 градусов тепла, и это во второй декаде июня, на равнине. Что сейчас творилось в горах, я даже и не пытался себе представить. Буквально через два дня по плану должна была состояться поездка на Соленое озеро и вылазка в горы. На мои агитационные призывы сходить в горы компанией из форумчан никто не откликнулся, что, впрочем, было весьма ожидаемо.

«Мы в непогоду погоду найдем»

Идти в горы и купаться в озере в такую погоду мне уже что-то не хотелось. Мысль о том, что планы можно легко и быстро поменять, приобрела вполне реалистичный характер, когда в разделе «мероприятия и встречи» нашел вот эту темку. Прогнозы погоды в Ергаках были намного веселее, чем у нас, этот факт мне определенно нравился. Сказано-сделано, за два дня уладил домашние дела, уточнил все детали участия в проекте, пора в путь.

Дорога-дорога и немножечко дерьма

В 08:30 я инкогнито, в цивильной одежде погрузился в электричку, Но рюкзак все-таки привлекал взгляды любопытных пассажиров барнаульской электрички, выдавая во мне объект для пристального изучения во время долгой дороги. Избежать прожигающих взглядов окружающих помогли друзья, ехавшие в Барнаул на работу после выходной побывки. Мы поиграли в карты, обсудили план вылазки в Алтайские горы после моего возвращения. «Следующая станция - Среднесибирская», - прозвучал голос из динамика - мне пора выгружаться.

Через десять минут под моими ногами была трасса М-52. Приметив вдоль дороги лесопосадку, отправился туда переодеться в автостопный комебез. В лесопосадке ожидал подвох в виде кучки дермеца человеческого, в которое поставил свой рюкзак (вот к чему приводит спешка!). Процедура очистки растянулась надолго, в ходе нее было использован рулон туалетной бумаги, очень много полыни, потом еще пришлось идти в магазин, купить фэри и губки для проведения влажной чистки на колонке. Наконец-то добрался до трассы и начал стопить, стопил минут десять - никто не останавливался. Да, растерял я форму, зимой ездил пару раз от Бийска до Барнаула в предыдущий раз крупная поездка была год назад в Абхазию.

Решил пройти пешком до развязки, до Кемерово (минут 20-30), почувствовать трассу.

По дороге стопил, показывая рукой, что мне надо на кемеровскую трассу. За развязкой быстро застопил Шкоду Октавию, машину до Залесово (100 км). Два парня ехали в гости из Барнаула. В Залесово завис, долго никто не останавливался. Время поджимало, так как вечером в Абакан с Новокузнецка отправлялся поезд. Очень хотелось попасть на этот поезд, так как со впиской в Кузне было глухо. Собрал всю свою мощь и опыт, после нескольких попыток, с активной жестикуляцией застопилась девятка. Водитель ехал домой в Кемерово от родственников в крае. Он оказался не большим знатоком дорог, присоветовав мне вылезти на повороте на Белово, вместо того, чтобы доехать до трассы Кемерво-Новокузнецк.

Резко возросший трафик помог исправить ситуацию: сменив две машины, я оказался на трассе Кемерово-Новокузнецк. Позиция была скоростная - двухполюсная дорога с идеальным асфальтом, я приготовился к долгому стопу, рассчитывая уехать в лучшем случае минут через 30-40. На удивление через пять минут застопил праворульную Мазду MPV прямо до Кузни. Наверное, автостопная форма уже понемногу восстанавливается. В машине ехала молодая семья с ребенком, я занял место на переднем пассажирском сидении. Ехать было очень непривычно: было странное чувство, что мне не хватает руля и время от времени я автоматически смотрел в зеркала. По дороге расспросил о том, как живется в Кемеровской области, узнал о том, как добывается уголь на разрезах. Время до Кузни пролетело незаметно, мы очень приятно пообщались.

Новокузнецк - территория обшарпанных фасадов

В момент выгрузки из Мазды до отправления поезда оставалось еще часа четыре. Инструкция по добиранию на ЖД-вокзал получена, можно осмотреться по сторонам и составить портрет города. Город находится в котловине, заводы расположены выше города. Когда они работают, вредные выбросы скапливаются над Новокузнецком. Сейчас заводы в большинстве не работают - жители города могут вздохнуть полной грудью в прямом, но не в переносном смысле. Транспорт в городе широко представлен трамваями и рычащими ПАЗиками. Архитектура напоминает пейзаж Берлина во время штурма. Очень много обшарпанных фасадов с обвалившейся штукатуркой, в центре нет зданий современной постройки, все строения двух-пяти-этажные. Новокузнецк активно отстраивался после войны пленными немцами, это усиливало впечатление от обшарпанных фасадов. Погуляв часок по улицам города, направляюсь к ЖД-вокзалу, в кассе покупаю билет в общий вагон до станции Аскиз. Неприятной неожиданностью стала цена билета, она была больше, чем на сайте РЖД. Обратился в справочное, получил разъяснение, что в цену, указанную на сайте, входит только тариф без стоимости плацкарты. Мне это, правда, мало о чем говорило. Непонимание ситуации осталось: почему, приходя в кассу, мне выставляют другую цену, нежели на официальном сайте компании? Это не очень приятно.

Карету мне, карету!

Минуты превращаются в часы, часы - в сутки, именно поэтому я ненавижу вокзалы. Там большая часть людей чего-то ждет, от этого время замедляется. За два часа ожидания успел выпить литр кефира, съесть батон, вдоволь насидеться на привокзальной площади и на самом вокзале, изучить расписание, увидеть много мешочно-рюкзачного народа, относящегося к отряду туристикус-идейкус. Долго ли коротко, но вот долгожданный номер пути на экране табло - поехали, точнее, пошли, нет лучше - побежали. Быстро иду по переходу, нахожу нужный вагон, народу немного - значит, конкуренции за верхние полки не будет. В вагоне довольно чисто, что необычно для общих вагонов. Приглядев вакантную полку в середине вагона, закидываю на нее рюкзак и сразу начинаю готовить спальное место. Поезд тронулся, и я поехал. Поехал в свое первое путешествие восточнее Новосибирска, так как раньше, живя в Москве, я доезжал до Новосибирска и поворачивал на Алтай. Напившись чая с баданом и печеньями, расстелил пену и занырнул в спальник.

Аскиз - Сердце Хакасии

Ранним утром, когда только начинает светлеть, поезд прибыл на станцию Аскиз. Здесь начинается автомобильная дорога с покрытием - асфальт. Именно поэтому в кассе куплен билет до Аскиза, автостопом будет намного веселее и удобней, к тому же это отличная возможность познакомиться с природой Хакасии. Утренняя прохлада, точнее холод, быстро придал шагу хороший темп. По пути узнал у железнодорожных рабочих, далеко ли до трассы Ак-Довурак - Абакан. Они подтвердили расчеты - приблизительно километров шесть. Аскиз, помимо Сердца Хакасии, является поселком городского типа и районным центром республики. Вдоль улицы, по которой я шел, тянулись маленькие магазинчики и питейные заведения, на одном из них красовалась вывеска «Бар «Фортуна». «Вот, где удачу искать» - сыронизировал я, проходя мимо. В глаза бросились хорошие энергетические мощности - ощущается близость Саяно-Шушенской ГЭС. За время пути в сторону трассы прошло несколько машин, попытки стопа даже не предпринимал, хотелось пройти пешком.

Минут через 40 пересек границу населенного пункта и оказался на дороге, соединяющей Аскиз и трассу Ак-Довурак - Абакан. Природный пейзаж состоял из невысоких, довольно покатых сопок относительной высотой метров 100-150. Попытки сравнить предгорья Алтайских гор и Хакасию привели к осознанию того, что это точно не Алтай и что у нас как-то повеселее что ли холмики будут, растительность попышнее. За Аскизом начинаю обращать внимание на редкие машины, заслышав приближающийся автомобиль, останавливаюсь и стоплю. Трафик почти никакой, одна-две машины за 10 минут, все еще спят. С третьей попытки застопил шестерку до Абакана. Водитель Евгений - местный житель, коренной хакас по дороге рассказал про уклад жизни в Хакасии. По дороге мы обогнали поезд Новокузнецк-Абакан.

Приехал

Выгрузившись из машины, перешел через реку, тогда был уверен, что это Енисей, хотя, на самом деле, это река Абакан. Сразу за мостом вышел на федеральную трассу М-54, пройдя за пост ДПС, стоплю. Застопил авто до Минусинска. В Минусинске прогулялся пешком от центра города до пересечения с объездной. При удачном стечении обстоятельств на следующей машине, часть приключения под названием «дорога» завершится. Следующей машиной стал микроавтобус Форд Транзит. Автобус был без желтых номеров. Водитель выразил желание меня подвезти, был предупрежден, что я еду автостопом, и согласился везти. В Ермаковском он потребовал расчет за проезд сто рублей, сославшись на незнание автостопа. Спорить и разводить дискуссию я не стал, при вручении вознаграждения посоветовал водителю заранее обговаривать стоимость поездки с потенциальными клиентами: следующие клиенты могут быть несговорчивыми и вместо ожидаемых ста рублей оценить услуги в десять рублей. Разузнав у местных жителей, где находится улица Российская, прогулялся из центра до Дирекции природного парка «Ергаки» фактически через все село. Качество дорог как в Красноярском крае, так и в самом Ермаковском оставило хорошее впечатление - все аккуратненько без ям и выбоин.

Помощник инспектора

Администрация парка находится в небольшом двухэтажном здании. Перед фасадом установлены флагштоки с флагами парка и России, на территории размещается автопарк. Алексей Первушин - заместитель директора парка по охране территории. У него предстояло получить распоряжение по участию в волонтерской программе «Помощник инспектора». Летом 2009-го в парке осуществлялись две программы «Тропа сибирского охотника» и «Помощник инспектора». После рассмотрения моей заявки мне предложили принять участие в программе «Помощник инспектора». Условия участия в программе - во всем помогать инспекторам, самостоятельность, способность ходить с рюкзаком в рейды, полное самообеспечение продуктами - меня устраивали. Запланированного бюджета - 6000 рублей - по самым нескромным расчетам хватит недели на три даже с учетом дорожных расходов и фестиваля «Саянское кольцо». «Что же я приобрету, поучаствовав в программе?» - этот вопрос задал еще дома. Ответить на него полностью могу только сейчас. Конечно, я знал, что познакомлюсь с Ергаками, узнаю, что такое природный парк и как обстоят дела, когда регион вкладывает в развитие рекреационной сферы хорошие деньги. Хотелось сравнить Алтай (горы, находящиеся на территории Алтайского края) и Ергаки, сравнить не столько природу, сколько отношение к ней. Как обстоят дела в Алтайском крае мне известно, ну что же, посмотрим, что происходит у соседей. Красноярский край называю соседом, хоть между Алтайским краем и Красноярским краем нет общей границы, но это самый близкий к нам край, поэтому для меня мы - соседи, и у нас есть кое-что общее.

Едем...

Алексей Первушин провел инструктаж, выдал туристическую карту. Сегодня мы поедем на территорию парка. Пока до выезда есть время, можно сбегать в магазин и закупить продукты. Увесистая коробка провизии, которой по подсчетам хватит на неделю, загружена в УАЗик. Отправляемся в горы.

Алексей Первушин за рулем самого лучшего русского автомобиля.

 

На территории парка.

Вид с федеральной трассы М-54 на горы. Они, как подобает горам, смотрятся солидно и спокойно.

Сперва мы поехали к «Избе сибирского охотника», разметили место для лагеря волонтеров, заезжающих через неделю по программе «Тропа Сибирского охотника». Волонтеров из-за плохих погодных условий поселили не в палатках, как планировалось изначально, а в домиках на турбазе «Горная Оя». Мы прогулялись до избы, сейчас здесь трава по колено, через несколько недель все изменится: пройти к избе можно будет по обустроенной тропе. А пока по дороге можно нарвать колбы (черемши) и впервые промочить ноги в Ергаках.

Изба сибирского охотника

Чтобы медведь не съел собаку, ее прячут в будке на дереве


Шутка. На самом деле, в лабазе прячут продукты от зверей.

Изба сибирского охотника строится для ознакомления отдыхающих с бытом и обычаями охотников. Дальше мы отправляемся к визит-центру, расположенному на ручье Тушканчик. Визит-центр - круглогодичная база парка на территории парка. Там ведется методическая работа, устраиваются семинары. В визит-центре постоянно находится инспектор, который в случае возникновения внештатных ситуаций готов оказать помощь людям. Мы отправляемся на кордон Бакланиха, находящийся на одноименном ручье. От визит-центра до кордона километра четыре, заезд к кордону через брод на реке Нижняя Буйба. УАЗик, умело управляемый Алексеем, быстро проскакивает брод - сразу чувствуется сноровка водителя.

Через кордон проходит дорога вглубь территории парка. Движение механических транспортных средств дальше кордона возможно только по пропускам Дирекции парка.

На кордоне дежурят выполняющие задание по патрулированию путей заезда, обычно это сотрудники оперативной группы. Днем инспектора работают в парке, сюда они возвращаются на ночь. На кордоне построена добрая изба и хорошая баня. Как стало мне потом известно, Алексей Первушин - отличный мастер по дереву, он, еще будучи инспектором парка, приложил свои руки к обустройству и строительству кордона. Выражаю ему благодарность за превращение сруба в уютную избу. После дня, проведенного в парке под дождем, затопив печку, чувствуешь ее тепло. В этом тепле есть тепло Алексея и других инспекторов, строивших кордон. Они обустраивали этот сруб для себя и, наверное, поэтому этот кордон стал еще одним местом на карте нашей страны, в которое хочется вернуться.

Алексей спешил в Ермаковское. Пожелав мне удачи в работе, он с методистом Татьяной Кондратенко, организовавшей волонтерскую программу «Тропа Сибирского охотника», уехали. День выдался насыщенным на события, начавшись ранним утром в сердце Хакасии, он заканчивался на кордоне в Ергаках. До приезда инспекторов еще есть время, и можно посвятить его сну, что я и сделал, развалившись на нарах в спальнике.

«Я - волонтер Дима»

Поспав, готовлю пищу на костре. Внезапно слышу звук мотора, он усиливается, из-за поворота появляется УАЗик-таблетка. Не успели инспектора выгрузиться из УАЗика, как я поспешил отрекомендоваться: «Я - волонтер Дима». Познакомившись с ними и никого не запомнив по имени, выполняю первое задание - чистку картофеля. Мужики тем временем затапливали баню, разгружали из УАЗика вещи. На газовой плите готовится ужин, мы начинаем знакомиться. Они пытаются понять, какого лешего к ним занесло «волонтера Диму»? И вообще, что это такое волонтер и как его готовить ? Найти общий язык помогает сибирский юмор, ко всему прочему, водитель опергруппы - Александр Новоселов, оказывается земляком, он родом с Алтая. Пока познакомились, попарились в бане, поели, стрелки часов перевалили за полночь - пора спать.

Морозное летнее утро

Утром УАЗик оказался в инее, не зря вчера в печку закинули охапку полений. Сборы происходят быстро - пока мы собираем вещи, водитель прогревает машину. Загружаемся в еще холодный, но музыкальный УАЗик. В машине может быть холодно, некомфортно, шумно, может что-то не работать, но, музыка, музыка всегда обязана работать, иначе это будет машина не русского человека. Сергей Глызин на фоне замерзшего стекла.
Алексей Масликов - старший опергруппы на галерке - лежак самое комфортное место в УАЗике.

Мой земляк за рулем - ему не до фотосессий.

Энтузиазм за рамками

Летом на территории парка проводился фестиваль по альпинизму. Часть рабочего времени инспектора проводили на хозработах, обустраивая площадки для размещения участников. Хозработы - непрофильные обязанности инспекторов, но фестиваль - это плюс к имиджу Ергаков. Руководство парка понимает, что проведение мероприятий на территории Ергаков - вклад в имидж парка. Поэтому инспекторам, помимо прямых обязанностей по охране природы, приходится заниматься непрофильной работой, они хоть и ворчат, но делают, делают большие дела. Огромное им спасибо за труд. Этот труд остается за рамками журналистских репортажей, но это тоже часть их работы и часть существенная. Инспектора, работающие в парке, - энтузиасты: они работают в парке, потому что они в большей степени энтузиасты, нежели люди, которым просто нужна работа.

В будущем мы, наверняка, увидим в газетах подобные заголовки газет: «На курортах Краснодарского края паника - «нормальные человеки» улетают пить пиво в Ергаки »

Горы в эпоху рыночной экономики становятся полем боя за кошельки туристов. Вот только, если у всех гор были бы равные возможности вести конкурентную борьбу - это было бы супер. В одних горах звучат взрывы (Кавказ), в других стреляют из дробовиков по туристам (республика Алтай), в третьих находится колхоз (Алтайский край). А в Ергаках все отлично: деньги на развитие выделяются и, на удивление, доходят до адресата, с местными жителями проблем нет, и ничто не взрывают. Естественно, «нормальный человек» предпочтет отдыхать в комфорте и безопасности, нежели поедет в горы, трясущиеся от взрывов, хотя они намного ближе и выше.

Хорошо, что есть люди не совсем нормальные: часть из них работает Никсе , и один из них - совсем ненормальный; он закрашивает карту страны маркером, отмечая места, в которых побывал, возит зимой в багажнике сноуборд и пьет йогурт. И просто замечательно, что есть сайт ненормальных людей где, почитав некоторые произведения про Якутию, можно понять фразу, «задумав большое самостоятельное автостопное путешествие, наверное, самое трудное - решиться выйти из дома». Не совсем нормальные люди окончательно становятся ненормальными и жмут кнопку «регистрация».

Два КамАЗа и один вертолет

Для размещения участников фестиваля на территории парка выбрали площадку в Белом городе, где раньше находился кемпинг. У арендаторов пару лет назад истек срок аренды земли, они свернули кемпинг, отдав настилы под палатки и дорожки на волю снега. Зимой высота снежного покрова достигает нескольких метров. Под весом снега настилы и тропы сломались. Чтобы все это дело привести к нормальному виду, пригнали два КамАЗа с досками. На разгрузку отправили опергруппу, вскоре на помощь приехал еще один наряд - Александр Алексеевич Гармашев и Евгений Осипенко. Евгений - молодой специалист-эколог. Он, окончив институт в Абакане и отслужив в армии, решил работать по профилю.

Вшестером мы быстро разгрузили доски. Район Белого города - территория, отведенная под строительство туристических баз. Обратил на себя внимание вертолет МЧС, он целый день таскал контейнеры с грузом для строительства Сибирского центра спортивной подготовки и реабилитации спасателей МЧС в Ергаках. К будущей базе МЧС ударными темпами отсыпают дорогу.

Одна природа

Поучаствовав в разгрузке КамАЗов, я перешел под начало Алексея Гармашева и Евгения Осипенко. Сегодня они заступают на дежурство, нам предстоит всю смену - неделю - работать вместе. К каждой команде, кроме опергруппы, прикреплен участок парка. За порядок на участке спрос именно с определенных людей. Перед заступлением на дежурство инспектора получают рейдовое задание, в нем указывается план работы: какой именно сектор ответственности необходимо проверить, также в задании указывается перечень хозработ.

Летом инспектора трудятся в авральном режиме - зимой часы переработки компенсируются отгулами - интервал между рейдами увеличивается. Опергруппа - это спецназ парка, группа немедленного реагирования, если поступает сигнал о нарушителях, группа немедленно выдвигается в любой район парка. Так же она следит за порядком на трассе М-54, проходящей по территории парка.

Завершив хозработы, едем на кордон Бакланиха, по дороге видим нарушителей - людей, рвущих цветы. Практически везде вдоль трассы растут цветы - жарки, на Алтае их называют огоньками. Огоньки занесены в Красную книгу, рвать их нельзя, да и зачем? Через пару часов они завянут, будут выкинуты в окно, гораздо лучше, проезжая на машине, просто смотреть на цветущие поляны.

В конце мая, в разминочный поход по предгорьям Алтая со мной пошла девушка из Челябинска, увидев цветы, она нарвала букет огоньков. Я промолчал: не хотел заниматься чтением морали. Нормы морали - вопрос воспитания. В лесу множество полезных растений, их правильное использование принесет путешественнику пользу. Есть старое изречение - бери от природы столько, сколько тебе необходимо. Время идет, в диких живописных уголках строят дороги. Проезжая на машине вдоль цветущих полян, проходя по оживленной туристической тропе, все мы отвечаем на вопрос: «Что мы оставим после себя природе, сорвав цветок или редкое растение?» Отвечаем по-разному, в этой разности наше отношение к природе. Кто-то понимает, что на оживленной тропе самый обычный цветок становится бесценным и уникальным, кто-то не понимает. Таких троп в нашей стране тысячи, людей, ходящих по ним, - десятки тысяч, природа - одна. Какой она будет, зависит только от нас. Каждый решает сам, где можно только созерцать красоту растений, а где можно использовать растения, получая от них пользу и не разрушая экосистему. Инспектора выписали предупреждение нарушителям - цветочникам, провели разъяснительную беседу, и мы отправились на кордон.

Браконьеры

Затопили баню, приготовили ужин. Опергруппа сегодня ночует на Тушканчике - мы дежурим на Бакланихе. Сидим за столом, разговариваем, слышим звук мотора. Выходим на крыльцо, едет «Нива». Проверяем пропуск, в графе «цель въезда на территорию» - туризм. Все документы в порядке, но Евгений после разговора с водителем сказал: «Какой-то мутный тип, отвечал на вопросы витиевато, наверняка будут заниматься чем-то нехорошим». Так и оказалось. «Ниву» на обратном пути остановила опергруппа, в багажнике нашли растения, занесенные в Красную книгу.

Пеший рейд

Утром мы, доехав до турбазы «Горная Оя», оставили машину, пошли в пеший рейд в долину реки Казыр-Суг. Погода испортилась - похолодало, пошел снег с дождем. Дружно месим грязь сапогами.

Евгений Осипенко

Александр Алексеевич Гармашев

и «волонтер Дима».

Подымаемся на перевал логом. Александр Алексеевич работает в парке с момента его основания, до этого он работал в Саяно-Шушенском биосферном заповеднике. Александр Алексеевич - опытный таежник, он из тех людей, которые на «ты» с этим лесом. Навигация у него по компасу в голове. В парке есть зона традиционного природопользования, местным жителям разрешен промысел некоторых видов животных. Охотники строят избы на своих участках, именно по этим избам запланирован рейд. Браконьеры, как правило, устраивают засады на солонцах. По пути к избам мы заходим на солонец, внимательно осматриваем местность. Следов пребывания браконьеров не обнаруживаем, значит, все в порядке - можно идти дальше. Перевалив через Ойский хребет, спускаемся долину реки Казыр-Суг. Александр Алексеевич вывел нас к охотничьей избе, с прошлого года сюда еще никто не заходил.

 

За время пути мы изрядно промокли, на ночь решаем остаться в избе. Затапливаем печку, готовим еду, сушим вещи. По дороге мы нарвали пучок колбы, из которого приготовили вкусный салат. На следующий день решаем сходить к Старой Федяевой избе и зайти на солонец. По пути видим только следы диких животных, очень много следов медведей, сейчас у них свадьбы, вот они и гуляют. Охота на медведя запрещена, поэтому популяция медведей в парке большая. От встречи с самцом в период гона ничего хорошего ждать не приходится. Встреча даже очень вероятна - во многих местах следы свежие и примята трава. Мы соблюдаем правила безопасности и держимся группой. В реках и ручьях много воды, глубина бродов намного больше длины голенищ моих резиновых сапог. На первом броде через ручей в сапоги заливается холодная водичка, да надо было не лениться и привезти с собой болотники. На улице совсем не жарко - температура около нуля. Похоже, в этом году людей на этом участке еще не было. Причиной тому удаленность района парка от туристических маршрутов и очень снежная зима даже по сибирским меркам. В избушке перекусываем, обратно возвращаемся через солонец. Приваливаем у поваленного дерева, фотографируемся в рамках корней, получается что-то вроде портрета.

На ночь решаю устроиться в палатке: в избе пахнет сыростью, к тому же в своем домике лучше. Не зря же я тащил палатку? На свежем воздухе засыпаю быстро.

Поутру, проснувшись рано, вылезаю из палатки, вижу такую картину (видео зарисовка). Мужики еще посапывают, дрова в печке прогорели, после нескольких попыток получается растопить печку. Через полчаса становится тепло.

Видео-зарисовка к капризам природы с фрагментами ненормативной лексики (видео).

Мы уходим с участка (видео зарисовка).

На пути делаю остановку - не могу пройти мимо цветущего бадана под снегом.

На перевале под снегом срезаем колбу, снег ломит кости, но колба на перевале сочная, нежная и поэтому очень вкусная. Я практически всю дорогу до машины методично ее поедал.

Видео-зарисовка снега в перевале

Тушканчик.

Спустившись с перевала, промокшие насквозь, едем отогреваться в бане. На одной территории с визит-центром расположена база Ермаковского отдела образования. Летом сюда заезжают дети, в лагере проводятся соревнования по туризму и практические занятия. Детскому туризму в районе уделяется внимание: в школах ведутся кружки, организуются детские походы. Сейчас на Тушканчике тихо - ведется подготовка к первому заезду, но уже через несколько дней все изменится - приедет первая смена сезона 2009. Здорово, что в районе детскому досугу уделяется внимание!

Становится обидно за Алтайский край - кружок по туризму в сельской школе из области фантастики. После первого захода в баню мы пошли в гости к инструкторам. Состоялась встреча давних знакомых, которые не виделись очень давно, в ходе встречи поступило конструктивное предложение, а не пожарить ли нам курочки? Курочка обитает за 40 километров в ближайшем магазине. Артем, заведующий базой, взял инициативу на себя: собрал взносы на мясо и бензин и уехал в магазин на своей машине. К сожалению, вечернее катание в магазин я пропустил, так как в машине не было места. Для меня так и осталось тайной, как можно за час проехать 80 км, закупиться в магазине и еще успеть нарвать веник для бани. Я и Женек готовим курицу на мангале.

Женек шеф-повар

Активно приобщаюсь к готовке

Смена продолжается

На следующий день мы убирали мусор вдоль трассы. По идее, мусор вдоль трассы - это забота дорожников, но они почему-то не торопятся чистить обочины. Остальные дни до окончания смены мы занимались хозработами.

Шерп Слава

Через дорогу от Тушканчика есть турбаза «Спящий Саян», летом на ней живет Слава. Он занимается забросками в кемпинги на озере Светлое. Как-то вечером мы ночевали на Тушканчике, Слава заглянул к нам на огонек и попросил меня помочь ему сделать заброску. Я пообещал дать окончательный ответ по окончании смены Александра и Женька.

Ничегонеделанье

Настал день окончания смены, Александр и Евгений собираются домой на отдых. За неделю мы подружились. Мне будет не хватать задушевных шуток за ужином. С ними передаю список необходимых мне вещей из магазина. Они уехали, я остался на Бакланихе ждать заезда другой группы. По идее, она прибудет или сегодня вечером, или завтра с утра. На книжной полке откопал классику русской литературы книгу - «Преступление и наказание». До вечера осилил страниц 150, зачитался так, что начал варить обед только когда стемнело. Газ ребята увезли с собой, приходится обед-ужин готовить в топке печи. Вечером никто не приехал, впрочем, такой поворот событий скорее порадовал, чем огорчил. После недели волонтерства бакланить на Бакланихе с томиком Федора Михалыча чертовски приятное занятие. «Наверняка завтра с утра кто-нибудь», - подумал я, укладываясь спать.

Проснувшись ближе к полудню, понимаю - никто не приехал. Поразмышляв над тем, как организовать свой досуг, пишу записку: «Ушел на озеро Светлое, буду завтра»

До Светлого от Тушканчика идет проторенная тропа, в пик сезона по ней проходит более трехсот туристов. Нагрузка на тропу очень большая - природа не успевает устранять последствия жизнедеятельности людей: на тропе почти нет мха и лишайника, из грунта торчат обнаженные корни деревьев. В дождь тропа раскисает и превращается в грязное месиво, в котором разъезжаются ноги. Ко всему прочему, вдоль тропы несознательные туристы любят раскидывать мусор, как правило, - целлофановые обертки от конфет. Дорога до Светлого идет с постоянным подъемом и несколькими курумниками, тропа проходима только для людей - лошадь здесь не пройдет. Длина маршрута до озера девять километров, перепад высоты не помню, но с легким рюкзаком - 10-15 кг, думаю, под силу всем. Тропа вся промаркирована - заблудиться может только полный чайник. Весь валежник практически растаскан или пропилен. Идя по тропе, понимаешь, что находишься в парке, а не в дикой горно-таежной местности. Прохождение курумников проходит без напрягов, кое-где на них умудряюсь даже не упасть. Курума поменьше, чем алтайские, хотя некоторые экземпляры камней смотрятся очень даже солидно. Курума - еще одна моя маленькая страсть. Я обожаю прыгать по двухметровым камням в сухую погоду и без рюкзака, получается что-то вроде паркура и брейк-данса одновременно. И я ненавижу переходить курмники в дождь с рюкзаком. Основная опасность в мокром лишайнике: можно перейти в скольжение даже на точках опоры с малым углами уклона.

Озеро Светлое

 

Озеро Светлое - одно из открыточных мест парка. На нем стоят кемпинги и базовые лагеря. В основном в них отдыхают люди, предпочитающие матрасный стиль, с трудом представляющие, как поставить палатку. В кемпингах отдыхающие обеспечиваются необходимым туристическим снаряжением: спальниками и ковриками, кормежка входит в стоимость проживания. Где именно продаются путевки в кемпинги, не интересовался. Скорее всего, любой красноярский туроператор будет рад продать путевку на «экстремальный отдых в Ергаках». В программу пребывания отдыхающих обычно включены экскурсии к ближайшим пикам, находящимся в нескольких часах ходьбы. Помимо матрасников, на Светлом останавливаются идейные туристы. Для них Светлое - промежуточная точка, через которую проходят тропы, ведущие от одних пиков к другим. Есть еще одна категория людей, отдыхающих на Светлом, - самостоятельные матрасники. Они могут поставить палатки сами, обычно их отдых сводится к загоранию на берегу озера.

Экосистема на озере далека от идеала: лес заметно поредел, кое-где есть кучи консервных банок. При входе на озеро стоит плакат с правилами поведения на озере, но большинство оставляет после себя не только свои следы. Туристов, по меркам Светлого, на озере немного, погода только-только начала налаживаться, пик туристического сезона еще впереди. «Эврика! Теперь я знаю, зачем люди берут топор в горы!» Они идут на озеро Светлое и рубят деревья, так как валежника поблизости нет. Без топора приходится проявить смекалку: пройдясь по старым костровищам, насобирал несколько обгоревших палок, собрал упавшие иголки с кедра, попутно набрал хвороста. Он очень мелкий - некоторые палочки меньше пальцев, но, чтобы приготовить суп из бичпакета и банки тушенки, топлива хватит. Тонкий короткий хворост хорошо горит - как раз это мне и надо. Вечером на озере начинается неформальная часть досуга, народ поет песни и, наверное, пьет водку!

Будничные заботы

Утром хочу встать пораньше, но, как обычно, когда меня не будят, встаю к обеду. Пакую рюкзак и бегу вниз к Тушканчику. Как и следовало ожидать, от общения с дежурным инспектором толку оказалось мало, но все же, кое-какую информацию по существу я получил. На Бакланихе меня ожидает коробочка с провизией и необходимыми вещами. Правда, завтра я сам собираюсь в Ермаковское и мог бы сам купить все необходимое. Старинным дедовским методом стираю вещи: они привязываются к дереву и опускаются в воду, привязывать необходимо хорошо, иначе можно в буквальном смысле остаться без штанов. Через несколько часов вещи становятся чистыми, течение все делает само. Вечером истапливаю баньку. К тому времени я окончательно потерял счет дням недели и числам месяца.

После долгих подсчетов, начинающихся с момента приезда, по всем показателям устанавливаю, что завтра пятница. Значит, если выехать пораньше, то в дирекции парка наверняка застану Первушина. Телефон давно сел, единственный способ проснуться пораньше биологический будильник, обычно если мне точно куда-то надо, то просыпаюсь вовремя даже без будильника.

Утром проснулся с первыми лучами, облачился в парадную форму - автостопный комбез. С утра больше всего было лениво форсировать брод. На улице холодно, а переходить реку с утра босиком холодно вдвойне. Машин на трассе мало - еще все спят. Стоплю буквально вторую машину - «Жигули». Пожилая пара едет в Абакан из Кызыла навестить детей. За рулем дедушка, но такое ощущение, что машину ведет бабушка: она часто материт дорожных рабочих, временами увесистый матерок достается и дедушке, еще бабуля часто курит. Предпочел держать язык за зубами: не распространяюсь про волонтерство. Всю дорогу предпочитаю молчать, иногда задаю бабуле вопросы общего характера: «Как живется в Кызыле? Как отношения с местными жителями?» Бабуля с упоительной ностальгией вспоминает советские времена. Так и ехали всю дорогу до Ермаковского.

К девяти утрам я добрался до дирекции парка, но здесь необычно тихо, понимаю, что просчитался - сегодня выходной, и здесь никого нет. В магазине, находящемся на противоположной стороне улицы спрашиваю у продавщицы: «Какой сегодня день недели?» Вопрос и мой оранжево-зеленый комбез вызвал у неё некоторое замешательство. Пристально рассмотрев меня, она отвечает: «Сегодня суббота, молодой человек». Все окончательно становится ясно - Первушина сегодня увидеть не получится. Отправляюсь в центр за покупками...

Затарившись, спешу на трассу: в планах сегодня, доехав до Бакланихи, загрузить в рюкзак шмотье и подняться на Светлое. Субботним днем в Ермаковском много пьяной гопнической молодежи, думаю, в темное время суток шанс огрести пендюлей высок. Одна из компаний проявляет ко мне интерес. Задушевный разговор с гопниками не входит в мои планы. После фразы: «Я работаю в Ергаках и приехал с Алтая», они теряют интерес к общению.

От трассы из центра идти около километра. Позиция для стопа - разгонная полоса для выезда с заправки. Стоплю недолго, но машина не прямая - она едет в поселок Ойский. Водитель предлагает довезти до поста, я соглашаюсь. За постом стоплю шестерку. Двое парней едут из Ермаковского на турбазу «Золотой Ус» к месту работы. До Тушканчика доехали быстро. К вечеру захожу на Светлое, ставлю палатку, перекусываю баночкой фасоли и отправляюсь спать.

На следующий день занимался волонтерством: помогал инспекторам собирать мусор. Произошла еще одна приятная новость - на Тушканчике снова дежурит Михаил, с ним приятно общаться.

Опергруппа сегодня отправляется на Каменный городок, я остаюсь на кордоне. К полудню приехали Владимир и Илья, вместе с ними еду на хозработы в Белый город. На ночь останавливаемся на Тушканчике. Вечером пришел Славик, уговаривать сделать заброску. Инспектора не против - завтра моя помощь им не нужна. Выступить планируем в 8:00.

Утром загрузим в рюкзаки по 25 килограмм и выступим. Разница между 25 и 18-тью кг ощущается после первого километра - идти заметно труднее, доходим с тремя привалами за 3,5 часа. Отобедав в кемпинге, спускаемся обратно за 1,5 часа. Подъем груза Славик оценил в 500 рублей. Славик строит планы по заброске на завтра, но я отказываюсь: на завтра есть другие планы.

Волонтерский дед

В визит-центре пополнение - приехали три студента-эколога для прохождения практики. Пообщавшись с ними за ужином, понял - студенты имеют смутное представление о горах с практической точки зрения. Рюкзаки, трещащие по швам, и дорожные сумки, набитые всякими ненужными вещами в горах, хорошо меня развеселили. Вспомнил «Ералаш», где дети собрались в лыжный поход. Студенты, ко всему прочему, это еще три пары рабочих рук.

Теперь почетная обязанность топить баню возложена на них. Учебное задание практикантов - оценить экологическую обстановку тропы на Светлое. Несколько дней студенты считали и проводили анкетирование туристов, проходящих по тропе. Как-то за столом разговорились про экологическую обстановку на тропе и озере. На мой взгляд, единственная возможность исправить ситуацию - ввести экологический сбор за посещение озера Светлое. Деньги, поступающие от сбора, тратить на уборку озера. Мусор удобней всего временно складировать возле озера до зимы. Вывозить мусор можно по первому снегу на снегоходах.

В визит-центр заглянула группа альпинистов из Питера - участники соревнований по альпинизму. Им необходимо сделать заброску на Светлое. Михаил посоветовал альпинистам переговорить со мной. Груза у них много, одному мне придется делать несколько ходок, но есть практиканты, у которых к тому времени закончились деньги на пиво. Вчетвером делаем заброску за одну ходку. Студенты по тропе до Светлого поднимались в первый раз, маршрут давался им нелегко: примерно на середине пути два человека начали отставать. На привале договариваемся встретиться на берегу Светлого. Самое плохое для меня - идти не в своем ритме, именно поэтому я люблю ходить в горы один.

Груз доставлен в самом лучшем виде. Вниз спускаем мусор из костровищ, на тропе встречаем руководителя и несколько участников группы. Они подымают оставшийся груз, мы получаем расчет 800 рублей за 25 кг доставленного груза. Рыночная цена 1000 рублей за 25 кг, но у меня язык не повернулся выставить такую цену альпинистам. Хоть они и выступают под спонсорским флагом «Red Fox», но 1000 рублей - это дороговато. И, кстати, по секрету, ребята пожаловались на рюкзаки Everest: плохая эргономика.

На спуске студенты убежали вперед, они получили денежки и спешат за пивом на «Спящий Саян». Я никуда не спешу и делаю привалов больше, чем на подъеме. Постоянный спуск меня никогда не радовал: нагрузка на колени на спуске больше.

Мы - Женек, Александр и я - снова вместе

С нетерпением ждал заезда своей команды, и вот она приехала. Наверное, все дело в том, что я и Женек практически ровесники, мы всегда находили темы для разговоров. Александр, бывало, давал нам фору в остроте шуток - у него прекрасное чувство юмора. Смену начали с уборки мусора в нашем секторе трассы М-54. Поучаствовали в хозработах: переносили доски на Белом городе. Один раз на Тушканчик приехала Татьяна Кондратенко с волонтерами, участвующими в программе «Тропа Сибирского охотника». Среди них оказалась моя землячка - девушка Женя. Мы познакомились и немного пообщались. К тому времени уже началась тоска по женскому обществу.

ЧП - обнаружена база вооруженных лесных братьев или у страха глаза велики

На территории парка ведутся геологические изыскания для строительства железной дороги Абакан-Кызыл. Изыскатели из компании «Ириус», прокладывая маршрут ЖД-дороги, обнаружили лагерь, огороженный колючей проволокой, с автоматчиками по периметру. Об этом они немедленно доложили в Дирекцию. Начался переполох: все поставлены на уши, срочно организуется рейд. Изыскатели точно не смогли указать местоположение базы лесных братьев, чем усложнят задачу по обнаружению неопознанного объекта. Идти туда - не знаю куда, искать то - не знаю что «посчастливилось» Александру и Евгению.

Сложный выбор

Приближается фестиваль «Саянское кольцо», но в то же время поступило донесение геологической разведки - на территории парка находится база вооруженных людей в секторе ответственности нашей команды. Честно сказать, я сомневался, что предпочесть: медитация под звуки музыки, совмещенная с общением с противоположным полом, или пеший рейд. Рейд, наверняка будет интересным: весь парк поставлен на уши, с Ермаковского на усиление группы приедут милиционеры. Все теряются в догадках по поводу вооруженных людей: одни уверены, что это секретная войсковая часть, другие уверены, что это какие-то новоиспеченные террористы. Любопытство уступает желанию потусоваться на фестивале. Вечером собираю вещи для выхода в свет. Выхожу с разорванными ботинками, после походов на Светлое у обуви обострилось чувство голода - они просят кушать: у них отошла подошва.

Фестиваль «Саянское кольцо»

Волонтеры, участвующие в строительстве «Тропы сибирского охотника», после фестиваля разъедутся по домам - тропа построена и принята сотрудниками парка. Я же после фестиваля собираюсь вернуться в парк: на карте намечен маршрут прогулки с рюкзаком по местам, находящимся в удалении от разбитых троп. А сейчас я с экипажем Владимира и Ильи выезжаю на турбазу «Горная Оя», чтобы вместе с волонтерами отправиться на фестиваль.

На турбазе впервые лично познакомился с Димой Сибирь, именно он открыл тему на нашем форуме о наборе волонтеров. «Саянское кольцо» - крупнейший фестиваль этнической музыки в Сибири. Как обычно бывает на таких мероприятиях, с наступлением ночи русская народная музыка и варганы уступают место звукам клубной музыки. Для людей, коим необходим сакральный смысл мероприятия, проводятся мастер-классы и ночью устраиваются старинные языческие обряды. Все находят себе занятия по душе: одни приобщаются к культуре народов Сибири, другие двигаются под музыку в стиле диско.

Место проведения фестиваля - Шушенское. Главная сцена организована прямо на стадионе. Подробно расписывать фестиваль не имеет смысла - все, что планировал, осуществил: музыку послушал, на дискотеке отжег, приятное знакомство с девушкой состоялось, в Шушенском купил легкие кроссовки и компас. Из музыки больше всего понравились песнопения тунгусов. Слушая их, еще больше захотелось побывать на Тунгуске - Угрюм-реке.

«Саянское кольцо» официально закрывалось вечером, но вечером хотелось оказаться в баньке на Бакланихе, распарить кости, поделиться с мужиками своими похождениями. В обед стройным шагом выдвигаюсь к трассе и пробую Шушенский сити-стоп.

Выехать с фестиваля стопом оказалось проблематично - все местные жители стали таксистами и наперебой предлагали увезти куда угодно. Машину стопил долго - минут 15, помогла московская закалка. Думаю, тот, кто выехал из Москвы автостопом, не заплатив бомбилам, в состоянии застопить машину при любом стечении обстоятельств. До Бакланихи добирался с тремя пересадками: сперва до трассы М-54, потом до Ермаковского, потом на американской фуре. Фестиваль повысил жизненный тонус. В процессе стопа главное - настрой, настрой хороший, поэтому застопил такого красавца.
На нем и добрался до Бакланихи.

Аншлаг на Бакланихе

Фура остановилась возле брода, распрощавшись с водителем и перейдя босиком брод по скользким камням, оказываюсь в до боли милому сердцу месте. На кордоне стоят три машины, две из них мне знакомы - УАЗики Александра Гармашева и опергруппы. Мало того, возле кордона еще стоит палатка! Такое ощущение, что «Саянское кольцо» переехало в Ергаки. Все оказалось просто, Александр и Женек вернулись из рейда, у Алексея Масликова выходные, но в этот раз на диване полежать не получится. Отдых будет активным - приехали родственники из Кемерово. Алексей на пару дней оставил папку с протоколами и превратился в гида. На третьем УАЗике приехали инспектора - Сергей Прокопович и Владимир Матюшко. Сергей взял с собой в рейд жену Ольгу. Завтра они отправляются в рейд в район Араданского хребта! Это настоящая удача, именно в этот район я хотел предпринять самостоятельную вылазку.

« В одних высоких темных горах пошли милиционеры искать террористов»...

Интересно узнать, чем закончились поиски лагеря с автоматчиками. Рейд закончился благополучно, на поверку автоматчики оказались детьми из военно-патриотического лагеря.

Очень весело было слушать рассказ о том, как милиционеры лезли в горы. Давно я так не смеялся. На фразе: «Один, самый матерый, служивший в Чечне, натер трусами интимное место...» я не выдержал, выбежал из избы на улицу и минут пять непрерывно ржал, наполняя окрестности кордона звонким жизнерадостным смехом. Буйное воображение рисовало картину, как бравые милиционеры идут в гору с автоматами и в трусах натирающих яйца. Сознание, и так расширенное фестивалем, выплескивалось наружу смехом и бессвязными мыслями: «Здесь не блокпост, здесь климат другой, в гору лезет дядя крутой. У него есть автомат, натирающие трусы и берцы. О, изыскательная компания «Ириус», спасибо тебе, это все ты. На территории парка ведется проверка физподготовки милиционеров по системе естественного отбора. Самые слабые служители фемиды не могут выдержать темп передвижения инспектора, они отстают от инспектора, и за их душами приходит Спящий Саян. Он забирает их звездочки и переводит в участковые».

Приступ смеха прошел, иду дослушивать рассказ. Милиционеры, по всей видимости, рассчитывали, что рейд будет непродолжительной пешей увеселительной прогулкой. Прогулка оказалась вполне нормальной вылазкой в горы с двумя ночевками. С собой милиционеры взяли плащ-палатки и бичпакеты. Правда, один из них все-таки додумался взять с собой в лес резиновые сапоги. Наверно, другие ему дико завидовали. Самая обычная вылазка в горы превратилась в экстремальный тур по Ергакам, с ночевками у костра в плащ-палатках и питанием бичпакетами. Изыскателям не советовал бы попадаться на глаза милиционерам, ходившим в рейд. В любой шутке есть доля шутки, так и в этом рассказе есть доля шутки, и есть над чем задуматься.

По-настоящему крутыми могут быть горы, но не люди. Все понты растворяются после первых километров с рюкзаком. Малейшее пренебрежение горами заканчивается хлестким ударом либо по вашему снаряжению, либо по вашему здоровью. Сейчас пишу и вспоминаю недавний полет рюкзака в горах Осетии. Дослушав рассказ, иду на огонек к Алексею Масликову.

От огонька пахнет жареным, Леха готовит шашлык и развлекает родственников из Кемерово.

- О Димон! Ты как кот, объевшийся сметаны, видать хорошо провел время на «Санском кольце», - точно подметил Леха, заметив мое приближение.

- Сметану, к сожалению, не ел, но девушку потанцевал.

- Давай к нам, рассказывай, как погулял, что видел.

Усаживаюсь у костра, начинаются задушевные разговоры, какие случаются обычно у костра. Три недели в Ергаках пролетели, как один миг, чем ближе момент расставания, тем больше понимаю, что в один прекрасный момент намагниченный Ергаками компас желаний абсолютно спонтанно и непредсказуемо укажет на Ергаки. Не в силах сопротивляться желанию, я запихаю в рюкзак вещи, наберу номер и скажу: «Волонтер Дима прибудет через несколько дней в самом лучше виде». Друзья отличаются от приятелей и знакомых способностью понимать и чувствовать некоторые вещи без слов. Все уже разошлись спать, а мы все разговариваем, сидя у костра. Леха посмотрел в мои глаза и понял - буквально через несколько дней «волонтер Дима» уедет на Алтай.

- Димон, оставайся у нас в парке, будешь работать инспектором, в Ермаковском снимешь квартиру, с девушкой познакомишься, - предложил Леха.

Сердце говорило «да», планы на будущее говорили «нет». Сказать нет - очень трудно, настолько трудно, что язык не поворачивается, но зачем слова, все понятно без слов - наши взгляды говорили сами за себя.

Рейд в дебри парка

Утром Леха приступил к выполнению обязанностей гида: погрузив родственников в уазик, он поехал в сторону Белого города для проведения пешей экскурсии на Висячий Камень. Здорово, что, предварительно договорившись с начальством, можно хотя бы на пару дней взять отгул, заправить УАЗик и провести время в кругу близких на территории парка, где знаешь каждую тропку.

Владимир, Сергей и Ольга пакуют рюкзаки, готовясь к продолжительному пешему рейду. Предварительно получив одобрение у Владимира на участие в рейде, заручаюсь поддержкой Александра и Евгения. Александр позвонил Алексею Первушину и получил согласие на мою заявку пойти в рейд.

Упаковав рюкзаки, выдвигаемся на УАЗике в Нижнеусинсокое, где берем на борт пассажиров: к нам присоединяются двое детей из туристического кружка школы и два проводника-инструктора. Маршрут их похода частично совпадает с нашим - часть пути мы пройдем вместе. УАЗик, доехав до Нистафоровки, сворачивает с дороги с покрытием на лесную дорогу. Сергей Глызин включает полный привод, русский вездеход уверенно лопатит всеми четырьмя колесами по лужам и колее. Прокатившись километров пять по лесной дороге, выезжаем к броду. Форсировать брод с ходу опасно - русло изобилует камнями, а самое глубокое место возле противоположного берега. УАЗику придется запрыгивать на берег.

Посовещавшись, все-таки решаем рискнуть переправиться на УАЗике. Сергей запускает мотор и начинается трофи-рейд. Все крепко держатся за все- возможные ручки, но пятые точки подпрыгивают, голова так и норовит удариться о потолок. Инспектора, ездящие на УАЗиках в заводской комплектации и на штатной резине, дадут фору многим джиперам. УАЗик, рыча мотором и раздаткой, с ходу заскакивает на берег. Я жалею, что снимаю из салона, а не с улицы - поленился промочить ноги и снять форсирование реки.

Брод пройден, мы продолжаем движение вглубь парка. За окном не- веселый пейзаж - стоят мертвые деревья. Пару лет назад в этом районе парка был сильнейший пожар. Огонь бушевал с такой силой, что треск горящих деревьев был слышен на трассе. Проехав еще пару километров, останавливаемся у следующего брода, заваленного топляком. Начинается пешая часть маршрута. Хорошо увязав рюкзаки, ищем подходящее бревно для переправы.

 

Сергей Прокопович - инспектор, ответственный за этот участок парка.

 

Владимир Матюшко - участковый инспектор.

 

Течение сильное, купаться в реке никто не хочет - все аккуратно переходят брод. Образцовый проход по бревну Сергея.

Движемся по заросшей лесной дороге, раньше по ней вывозили лес. Сейчас дорога заросла травой, но все еще хорошо проходима. После нескольких часов ходьбы становится ясно, что попутчики из турклуба не могут идти в нашем ритме, договариваемся встретиться на избе через несколько километров. Пару часов нормального хода, и мы в первой избе. Ходьба ходьбой, а обед по распорядку, пока подтягивается оставшаяся часть группы, мы разводим костер, ставим чай. На привале обсуждаем место нашей ночевки. Константин - проводник детской группы, хорошо знает этот район парка. Среди логов и ручьев спряталась и его изба, поставленная на охотничьем участке еще отцом. Идти до нее прилично, после обеда мы ускоряемся, идем уже неделимой группой. Заросшая дорога перешла в тропу с валежником. На слиянии двух ручьев Нистафоровки и Равного переходим на Равный ручей. Порядком подуставшие, в вечерних сумерках выходим к избе. Ольга приготовила вкусный ужин. Иногда в походе женщина может быть ценным кадром. Владимир у костра после ужина бодр и весел.

Не открыточные виды Ергаков

Утром, хорошо отдохнувшие, с новыми силами планируем перевалить через Араданский хребет в долину реки Казыр-Суг. Рельеф местности позволяет идти в хорошем темпе, тропа вполне читаема, проходима. У водопада, образованного крупным выходом породы, делаем привал и устраиваем фотосессию.

Лезу вверх по уступам скальника, получая кайф. На верхней точке скальника снимаю вид на ущелье. Разница между тем, что нас ждет, и тем, что пройдено, заметна сразу. Здесь мы уже шли

А здесь еще не были

Группа предпочла обойти препятствие по противоположному берегу. Какое-то время мы идем параллельным курсам по разным берегам, постоянно держу остальных в зоне прямой видимости. Очень резко, буквально минут за 40 ходьбы, дебри таежного леса сменились лугами, чередующимися кустами карликовой березы. Тропа уже не различима в густой траве растительности и, скорее всего, ее вообще нет - она закончилась у водопада.

Из-за высокой влажности на траве и кустарниках полно росы. Одежда промокает буквально через пять минут, вода по одежде стекает в сапоги. Ноги промокли естественным путем, теперь уже не страшно зачерпнуть водицы из ручья в сапоги. Переправляюсь на другой берег и соединяюсь с группой. Высокая трава по грудь и мягкая, вязкая, полузаболоченная почва снижают скорость и осложняют передвижение. Вот она, мало хоженая местность, где встречаются только следы зверей!

Набор высоты заметен только по изменившимся пейзажам. Настроение у всех позитивное, хотя у Ольги после вчерашнего марша болят мышцы. Устраиваем обеденный привал у сухого кедра. Хорошо подкрепившись, продолжаем подниматься. Набор высоты становится визуально заметен, хотя по-прежнему, не доставляет особых проблем.

Увидев впереди дымок от костра, мы очень удивились. Владимир и Сергей отправляются на разведку узнать, кто такие, эти отважные люди, избравшие труднопроходимый район парка для путешествия. Группа туристов из Красноярска была удивлена не меньше нашего.

Владимир получил ценные сведенья о состоянии дел в перевалах. Туристы не смогли пройти по запланированному маршруту из-за большего количества снега на перевале, они изменили план похода и сейчас праздно шатаются в районе Араданского хребта.

Пройдя еще несколько каскадов скальника, подымаемся в долину Девяти Озер. Погода резко изменилась, от утреннего солнышка не осталось и следа: небо затянуло дождевыми облаками, то и дело ложится густой туман, возможный только в горах - промокаешь даже без дождя, на разогревшемся теле конденсируются капли воды. В долине, срываясь с хребтов гор, дует ветер, для него Девять Озер - аэродинамическая труба, где порывы ветра, достигнув максимальной силы, выплескиваются в ущелье.

Вообще долина Девяти Озер производит очень неблагоприятное впечатление в такую погоду даже на человека, обожающего горы. На первом озере делаем привал, Владимир и Сергей корректируют путь по карте и GPS приемникам, Ольга утепляется, я снимаю видео.

Мы расстаемся с группой из турклуба - здесь наши маршруты расходятся.

По дороге к перевалу.

снято в тумане на втором озере.



Первое и второе озеро, по меркам горных водоемов, довольно большие, остальные семь - гораздо меньше.

Все озера, по всей видимости, находятся в кратерах потухших вулканов и сообщаются между собой ручьем. На выходе из каждого озера ручей прорезает скальник, устремляется вниз водопадом. Проходя этот участок маршрута, попадаем в зиму: если на первом озере все выглядит более или менее пристойно, то на крайнем озере снег и лед еще даже и не таял.

Физическая нагрузка возрастает, у меня появляется небольшая одышка. Особо тяжко Ольге, но она держится молодцом. Мужики по физухе вывозят без вопросов. Владимиру доставляет беспокойство малопригодный для длительных походов рюкзак. Все трудности похода не могут повлиять на отличное настроение, чем труднее маршрут, тем лучше настроение. Делаю видео-зарисовку и вспоминаю лихо. Через некоторое время становится ясно - накаркал: к медведю мы пришли, правда, он был не белым, а бурым.

Конденсируется влага на объективе, у фотоаппарата клинит мозги - нарушен баланс белого, в действительности света немного побольше.

На третьем озере лед не собирается таять. Что самое опасное в горах? Суровый климат, высота, сложный рельеф, тяжелый рюкзак - ерунда по сравнению с туманом, покрывающим густой пеленой все вокруг. За несколько секунд видимость падает до нескольких десятков метров или еще меньше. Пройдя несколько сот метров, оказываешься один на один с неизвестностью - намеченный путь превращается из хорошо просматриваемой траектории в фантом. Бескрайнее море тумана скрывает высокие пики, видимые в ясную погоду за километры. Именно в такие моменты отвечаешь на вопрос: «Кто ты - самодовольный паникер или человек, способный обуздать свои эмоции?» От ответа зависит все. Страх и паника - совершенно разные чувства: одно может спасти жизнь, другое - её погубить. Главная задача - уметь отделять зерна от плевел. Решаем постепенно подыматься вверх, чтобы, постепенно набирая высоту по отрогу хребта, попасть на седло перевала. Туман то окутывает все белой стеной, то частично рассеивается. С постепенным набором высоты влажность, исходящая от озер уменьшается, видимость восстанавливается, кое-где уже можно снимать замечательные виды. противоположный склон - стена в плотном тумане

Владимир переходит снежный язык. Оцените уклончик.

А между тем погода налаживается, так же внезапно, как ухудшилась. Идем строевым порядком, Владимир необычно тихо горит: «Оглянитесь назад». Оборачиваемся и видим медведя, до него метров 50.

Миша хочет посмотреть, кто пришел к нему в гости, он тихо, мирно пасется, расположившись в удалении от нас. Мы сгруппировались на маленькой площадке, прижавшись как можно плотнее друг к другу, чтобы медведь принял нас за большого зверя. Реакция у всех разная: у Ольги паника и истерика - она уже прощается с жизнью, ей кажется, что медведь непременно захочет полакомиться нами. Инспектора спокойно, внимательно наблюдают за поведением Миши. Мне жутко весело при виде Ольги, прощающейся с жизнью. Происходит что-то вроде стояния на реке Угре: никто не отступает - медведь то отдыхает, развалившись на камне, то занимается изысканиями съедобных корений, ловко копая землю. Идти дальше опасно - нельзя поворачиваться спиной к Мише и разъединяться. Король всех зверей в тайге - он никого не боится, у нет врагов в природе, но есть большой интерес ко всему происходящему на его территории. Снимать Мишу совсем неудобно - на площадке с трудом находится две точки опоры для ног.


Видео-медведь

Нам попался медведь-подросток, он еще не совсем взрослый, но уже ведет самостоятельную жизнь, познавая и пробуя окружающий мир на зубок, как в прямом, так и в переносном смысле. Миша никуда не торопится, нас поджимает время, день в самом разгаре, а мы не зашли на перевал. Ольга успокоилась, но ее все еще трясет от стресса.

Переходим к активным действиям, решив прогнать медведя благим матом. ОСТОРОЖНО: НЕНОРМАТИВНАЯ ЛЕКСИКА (Мат)! (Видео)

Со стороны это смотрится очень смешно, но Мише не нравится громкий шум. Зверь встает, начинает ходить кругами и уходит вниз. Належавшись и, по видимости, насытившись, он дурачится: валяется в снегу, чистит шкуру, бросает вниз камни и ловко бегает по снегу. Открытая местность дает возможность держать Мишу в поле зрения. Он занят своими делами и не проявляет к нам никакого интереса. Мы, порядком подуставшие, подымаемся в перевал. Долина озер постепенно становится дальше.

На перевале

Путь осложняется многочисленными породами выветривания - острыми сланцевыми камнями Неудачно ухватившись за камень, неглубоко порезал себе руку в районе запястья. Миша между тем идет за нами, я нахожусь чуть выше остальных. Снова останавливаемся, ждем удаления медведя на безопасное расстояние. Набор высоты недостаточен - значительное расстояние на перевал приходится лезть в лоб с пробуксовками по осыпающимся слоеным камням. На перевал залез первым, порядком выложившись на подъеме. Снимаю фото, перевязываю расхлябавшийся бинт на руке. На перевале сквозит ветерок, он то нагоняет облака, то разгоняет их. Вид с перевала в долину Казыр-Суга.

Тучи сгущаются

Отдышавшись на перевале, спускаюсь помочь Владимиру. Беру его рюкзак и затаскиваю наверх. Рюкзак без нормального поясного ремня и сколько-нибудь нормальной спины. Десять минут подъема оставили очень негативные впечатления. «И как Вова его целый день таскал?» - думал я по дороге. На перевале ждем Ольгу и Сергея, время поджимает: через пару часов будет уже темно. Северный склон хребта «порадовал» множественными снежными языками. Идем прямо по снегу, иногда проваливаясь по колено. Относительно пологие участки переходят в расщелины и обрывы с нагромождением камней. Наша задача спуститься до озера - Гитара, сразу после него начинается древесная растительность.

Посовещавшись с Сергеем, я и Владимир уходим вперед.

Засветло доходим до берегов озера. Достаю фотоаппарат и удивляюсь разбитому дисплею - наверное, прыгая по камням на спуске, придавил коленом сумку и нож, всегда носимый вместе с фото, раздавил дисплей. Еще больше удивлюсь положительной реакции на кнопку «power». Саnon A-85 служил много лет верой и правдой, стойко перенося падения со стола и все путешествия. Теперь фото-видео съемка будет затруднена и еще более корява. Вода в Гитаре поразительной чистоты: на многие метры в воде отчетливо просматриваются камни. Водная гладь - идеально ровная поверхность изумрудного оттенка выглядит завораживающе. Она словно застыла: кажется, что она никуда не движется, и ветер не способен вызвать даже маленькую рябь на поверхности.

А между тем из озера, водопадом из нескольких каскадов, берет начало Казыр-Суг. Ручей, дающий начало реке, уносит кубометры воды вниз. Шум от водопада хорошо слышен на берегах и окрестностях озера, громким басом водопад предупреждает - проход по ручью только для многочисленных ручейков питающих озеро. Выйдя к северному берегу, поворачиваем вправо на снежник. Сразу за снежником долгожданные деревья, выходим к ним с началом сумерек. Скидываю рюкзак и отправляюсь встречать Ольгу и Сергея. Владимир тем временем разводит костер и обустраивает стоянку. Пройдя примерно половину береговой линии, встретил Ольгу и Сергея. В лагерь мы пришли уже в темноте. День был очень напряженным как физически, так и психологически. Ольгу трясет от физического перенапряжения, Быстро приготовив ужин и кое-как разместившись на косогоре, мы отправляемся спать.

В долине Малого Казыр-Суга

Утром осматриваем обстановку. Делаю фото через видоискатель. Такое ощущение, что снимаю на пленку. Получившиеся кадры можно проявить только на компьютере. Размер оставшейся памяти и ресурс батареек - загадка.

Перевал в долину Девяти озер

Водопад - начало Малого Казыр-Суга.

Вчера все выложились на перевале, большого прилива сил за ночь на косогоре не ощущается. Сегодня планируем пройтись без героизма вниз вдоль реки. Пробираемся сквозь дебри леса вниз к Казыр-Сугу. Почва в долине местами заболоченная с высокой травянистой растительностью.

Владимир смотрит вдаль

К обеду выходим к первой избе. В принципе, этим можно было ограничиться на сегодня. Я поддерживал такой вариант развития событий и даже собрал дуги для палатки, но Владимир и Сергей решили пройти дальше. Ничего не поделаешь - поморжевать сегодня не получится. Мы прошли еще несколько часов, найдя хорошее сухое место для лагеря, встали на ночь возле реки, разлившейся после водопадов многочисленными плесами.

В предзакатных лучах устроили ободряющее купание.

Кажется, дождь начинается

С утра погода преподнесла сюрприз в виде моросящего дождя, подпортившего настроение особенно Ольге. Шутки про ускоряющий дождь она не оценила. Продолжительный сон на ровной поверхности восстанавливает силы куда лучше сна на косогоре, в обнимку с валуном, выпирающим по середине палатки. Вылазка в горы без осадков даже не интересна и мало привычна. Промокать сверху донизу привычней от дождя и снега, привычней и естественней, чем от мокнуть от росы в обратном направлении. Я даже оказался рад осадкам. Стройными рядами идем вдоль реки, относительно спокойные участки течения чередуются с хорошими порогами.

Фото пороги

Ольга жалуется на мышечную боль в ногах, за предыдущие дни мышцы забились и теперь болят. Все-таки вылазки в горы требуют хотя бы минимальной физподготовки, чтобы не было мучительно больно и обидно за потраченное зря время. Оценивать и воспринимать красоту гор намного проще с позитивным настроением и без предельных физических нагрузок. На привалах мужики сверяют с картами в GPS, километраж мало-помалу уменьшается, до кордона Бакланиха остается километров 25.

В голове появляется навязчивая идея - может, как следует дать жару? Сделать хороший марш-бросок и вечером, оказавшись на Бакланихе, откинуть в горячей бане. Вентилирую такой расклад с мужиками. «Ты человек вольный, сам себе хозяин, можешь поступать, как хочешь», - ответил Владимир. Тащиться с рюкзаком черепашьим шагом не хотелось, но и оставлять группу нехорошо. Решил остаться с группой. Коллективные походы не мой конек - привык лазить по дебрям и горам в одиночку. Риск одиночных путешествий выше, снаряжения приходится таскать больше. Минусы компенсируется одним большим плюсом: ответственность за все происходящее целиком и полностью лежит на мне. В зависимости от настроения и физического состояния могу с одинаковой вероятностью провести весь день возле палатки, гоняя чаи и занимаясь моржеванием, или наоборот - выдать на марше километров 20-25. Со временем, думаю, доберусь до удаленных мест нашей родины, где возможно путешествие только подготовленной и организованной командой. Хочется создать команду dream team и месяцами путешествовать по необъятным просторам нашей страны. Мечта с каждым годом приобретает все более осязаемые очертания. Удивительное дело, дома планируешь маршрут на карте, рассматриваешь тополинии, сомневаешься в своих способностях: «Не слишком ли высоко поднята планка? Может быть, я еще не готов?» Укладываешь рюкзак и, все еще сомневаясь, выходишь из дома. Развеять сомнения окончательно могут только горы. На маршруте не раз возникает желание свернуть с намеченного пути. Трезвый расчет и гармония с горами помогают открыть дорогу к горам, в которых еще не бывал.

Небольшое приключение с GPS

Дождевые облака разрождаются каплями мелкого холодного дождя, ледяные капли простреливают одежду насквозь - кости чувствуют холод, хотя мышцам под нагрузкой жарко. Малый Казыр-Суг сливается с Казыр-Сугом, на стрелке слияния делаем привал. Подкрепившись, мы форсируем брод. Быстрое течение так и норовит окунуть в реку, скользкие камни затрудняют переправу. Делаю почин и забредаю в воду первым, за мной идет Владимир, Ольге требуется собраться с духом, чтобы войти в холодную и быструю реку. Сергей во время переправы крепко держит Ольгу под руку, контролируя процесс форсирования брода. Отлив воду из сапог, отправляемся дальше.

Согласно карте по берегу должна идти дорога, и в самом деле, в скором времени выходим на заросшую травой и еле читающуюся лесную дорогу. Она периодически то совсем теряется в траве, то появляется. На втором ручье проступает предложение перевалить через Ойский хребет и, оказавшись в районе Оленьей речки, в зоне покрытия телефонной сети, связаться с Тушканчиком и попросить, чтобы за нами прислали машину. По идее, самый короткий путь на перевал по максимальному подъему сквозь дебри леса, но дорога уводит нас вправо логом. Все единодушно предпочли передвигаться по дороге, нежели лезть в чашу леса. Дорога идет логом в гору с нормальным уклоном. Я намекаю Владимиру: «Таким макаром мы скорее свалимся в приток Казыр-Суга, нежели перевалим через хребет». Вова часто смотрит GPS, вроде как по всем показаниям замечательного прибора, мы идем правильно. Предложения переваливать по наиболее крутому и короткому пути не находят поддержки группы - все хотят идти по дороге. Ольга очень устала - каждая сотня метров ей дается с большим трудом, пройдя буквально метров 500, делаем привалы. Уклон становится меньше, мы уже идем под гору, теперь все понимают - мы промазали, дорога ведет не к перевалу. Но если не к перевалу, то куда? Видим охотничью избу - все тайное становится явным - даже доблестные инспектора с первого раза иногда могут спутать лог с перевалом. Аккумуляторы в фотоаппарате разрядились - Canon то и дело задвигает объектив после включения. Но ничего, все самое интересное отснял. Затопили баню на заимке, распарили кости. На ночь Ольга, Сергей и Владимир устраиваются в избе. Я предпочел утроиться на ночлег в бане, раскинув пену на полке. Дерево, отдавая тепло, наполняет воздух, запахом хвойных пород дерева.

Выход из рейда

Утром, хорошо подкрепившись, уходим на заключительный отрезок рейда.
Даем угол и закладываем, срезая расстояния, до Казыр-Суга. Местность вдоль реки местами заболоченная, наш путь изобилует бродами: неоднократно переходим Казыр-Суг. К середине дня начинаю узнавать знакомые очертания гор - именно здесь ходил в первый рейд с Александром Гармашевым и Евгением Осипенко в самом начале пребывания в Ергаках. Беру инициативу в свои руки, обещая устроить обеденный привал с комфортом в избушке, где мы останавливались в рейде. Напрягаю визуальную память, вроде как изба должна быть совсем рядом, на лугу возле слияния одного из ручьев и Казыр-Суга. Проходит час, потом другой, а избы все нет, понимаю - оплошал, пропустил избу. Исправился через пару недель дома, найдя избу, в которой останавливался в мае. Правда, в домашних горах, привязывал избу к горам и местности. Обеденный привал устроили на открытом воздухе. На дороге увидели свежий заходной след ГАЗ-66, очень даже интересно, кто и с какой целью заезжал на территорию парка. Может быть, это браконьеры?

Поднявшись по дороге, выходим к реке Бакланиха. Показываются знакомые очертания сопок, еще через некоторое время видим милый сердцу кордон. Ура! Мы вышли. Теперь появилось чувство удовлетворенности, и я могу сказать: «Видел парк изнутри, видел именно горы, чувствовал их и делал маленькие открытия».
На кордоне, первым делом переодевшись в сухие вещи, затапливаем баню, Ольга готовит вкусный суп. Сергей и Владимир доложили по телефону Алексею Первушину о выполнении рейдового задания. Вечером приехал Сергей Глызин, вместе с ним группа выехала в Ермаковское. Ребята уехали восстанавливать силы, я остался на Бакланихе. Лежу в спальнике, уже почти засыпая, слышу с территории парка то появляется, то пропадает шум мотора, быстро натягиваю штаны и выхожу на улицу. Серьезная техника - ГАЗ-66 приближается к броду через Бакланиху. «Интересно, какого лешего по ночам по парку катается ГАЗ-66?» Машина перепрыгнула через брод и приближается к кордону, лязгая цепями на колесах. Выхожу с крыльца, останавливаю машину. Из машины выходят три человека крепкого телосложения и не робкого десятка. Пассажиры, видать, не теряли время даром по дороге - они явно под шафе. Двигатель в машине не заглушили - настораживает.

- Добрый вечер, «Дирекция природного парка «Ергаки», - обращаюсь я к водителю.

- У меня-то документы есть, а ваши документы где? - отвечает водитель, таким тоном, как будто, проезжая мимо кордона, он обязан остановиться и проверить документы у меня.

Ситуация становится нервозной, этим товарищам не скажешь: «Я - волонтер Дима».

- Я стажер, инспектора опергруппы уехали на Тушканчик и приедут через час.

Такой ответ будет наиболее удачным, ребята должны почувствовать, перед ними человек, имеющий к парку прямое отношение.

Водитель разворачивается и неспешно идет в кабину за пропуском. Сверяю номера машины с указанными в пропуске. Номера совпадают - нервозность спадает.

- Мы сегодня только с рейда по Казыр-суг вышли, видели ваши заходные следы. Вы в каком месте находились?

- Ездили избу ремонтировать, зимой снегом крышу раздавило.

- В Ермаковское едете?

- В Минусинск.

- Не близкий путь, не буду более задерживать. Счастливого пути!

Самый пьяненький хотел продолжить банкет.

- Э, это, может, выпьем на дорожку, а? - обратился он ко мне.

Водитель явно не хотел больше задерживаться.

- Да по дороге еще успеешь нализаться, - немного раздраженно сказал он пьяненькому. Компания погрузилась в машину и уехала. Я записал номера машины и дату выдачи пропуска на клочке бумаге. Теперь спать.

Охрана туристов от медведей

Утром приехал Алексей Первушин с незнакомым мне инспектором - Русланом. Вместе с ними еду на Тушканчик. Руслана откомандировали на Светлое следить за порядком и охранять туристов от медведей. Я поблагодарил Алексея за теплый прием. Через три дня мне пора домой на Алтай - дома ждут мед и горы. Собрав рюкзаки, выдвигаемся по знакомой тропе.

Прошлым летом на озере случился неприятный инцидент с медведем. В этом году Дирекция специально выделила человека для охраны туристов от медведей. Об инциденте уже писали на форуме в теме «Проблемы с фауной».

В прошлом году в Ергаках Миша поставил одного пьяненького "путешественника" на место. Он разодрал дяде грудную клетку и откланялся восвояси. Дядя остался жив, что большая редкость. Мишу потом отстрелили.

Ситуация была даже очень интересная.

На Светлом стоят базовые лагеря, все, что не доели туристы- полуматрасники, выкидывалось в помойку. Медведи просекли, что здесь можно найти пищу без особых усилий. Некоторые товарищи даже специально оставляли медведям еду на улице. Проснувшись поутру, они хлопали в ладоши и кричали: "Ура, здесь был медведь! Он совсем не страшный, на людей не нападает, палатки не рвет. Мы настоящие отважные экстремалы!" Пожульканный медведем дядя был из этой породы.

Вечером дядя накатил немного, а может и много. Много - понятие относительное. Все было путем - дядя бодр и весел, отправляется к своей палатке, где его ждет очаровательная тетя. Но тут вдруг "откуда ни возьмись" появляется решивший поужинать Миша. Дядя под шафе, чувствует себя героем, очаровательная тетя в палатке - усилитель героизма. Дядя решает вступить в бой с медведем. В качестве оружия он использует спальник. Результат сражения - дядю с разорванной грудной клеткой спускали 9 км на носилках МЧСовцы.

С "путешественником" знаком не был. Зато очень хорошо знаком с инспекторами природного парка Ергаки. После ЧП с дядей на озере Светлое поставили пост охраны подобных героев от медведей.

Написано с сарказмом, так как это действительно очень забавно. Все-таки естественный отбор существует. Дядю совсем не жалко, а Миша пострадал из-за "доброты" людей. Если серьезно, не рискую ходить в лес в одиночку, когда у мишек брачные игры.

По проторенной тропе к новым знакомствам

На Светлом пик туристического сезона, к тому же сюда с Каменного городка переместились участники фестиваля. Побережье буквально кишит палаточными лагерями всех мастей. В одном из них отдых организуют знакомые Руслана из Танзыбея - ближайшего крупного села со стороны Ермаковского. Ребята проявили гостеприимство, сделав предложение встать в их лагере. Александр - организатор кемпинга, работает учителем физкультуры в школе Танзыбея - ближайшего села к Ергакам со стороны Ермаковского. Летом Александр устраивает небольшой кемпинг, куда приезжают по путевкам отдыхающие туристы-матрасники.

Поставив палатку, я устроил тихий час...

После заката в кемпинге начнется культурная программа с песнями под гитару. За знакомство поставил бутылку. Пару дней назад в лагерь приехали девушки из Красноярска. Отдыхающего мужского населения в лагере нет, поэтому инструктора, как могут, восполняют дефицит мужского внимания. Посиделки заканчиваются глубоко за полночь. Ребята предлагают завтра присоединиться к экскурсии группы на пик Звездный, находящийся в нескольких часах ходьбы. Наверное, из-за лени и доступности пика предпочел поматрасить в лагере. Днем в лагере тихо - ребята делают заброски и водят группы на экскурсии. В солнечный день, развалившись на пене, греюсь на солнышке, ощущаю себя полноценным матрасником, правда, вместо пива пью чай.

К вечеру подтягиваются ребята, в кемпинге вновь закипает жизнь. Девушки устали после экскурсии, для них это - настоящий экстрим. В этом году они предпочли отдых в Ергаках поездкам на море. Конечно, в первую очередь, девушки предпочли отдых в Ергаках пляжам из-за кризиса. Жить в палатках для них непривычно, но красота и доступность такого отдыха компенсируют все бытовые неудобства. До вечера успел поиграть в «Мафию» и поучаствовать в нескольких конкурсах. Чем-то уклад жизни отдыхающего в кемпинге похож на жизнь в пионерском лагере: тебя развлекают, кормят, выгуливают. Только вместо детей здесь, в основном, взрослые дяди и тети.

Ночью, перед дорогой, долго не мог уснуть. Терзали смутные сомнения: «Может, и правда остаться в Ергаках, поменять Алтайскую прописку на Красноярскую?» От мысли, что зимой, во время отдыха после рейдов, можно бесплатно подавить на канты, катясь по целине на сноуборде, пульс учащался. Больное воображение рисовало разные картины бордического счастья. Кто знает, как это, когда шлейф снега поднимается за доской; глаза слезятся на большой скорости, потому что все время не хватает денег на маску, мотор молотит живо кровь по телу. Ты режешь снег в поворотах, касаясь его рукой, и ощущаешь жизнь в движении.

Ергаки, не говорите мне «прощай», скажите «до свидания!»

Поставил будильник на телефоне - не был уверен, что Ергаки отпустят домой и я встану вовремя, а опаздывать на поезд нехорошо.

Встал в 10, сварил суп из бичпакета, собрал рюкзак и пошел вниз к Тушканчику по разбитой тропе, изученной досконально. Все ее препятствия отложились в моей памяти навсегда. Вот курмник, за ним спуск к месту, называемому Рестораном, далее болотина, Муравьиная гора, еще один курмник поменьше... и вот он, визит-центр. Некоторые отдыхающие впервые начинают знакомиться с горами лицом к лицу именно здесь, подымаясь по тропе к Светлому. Достойны ли они быть принятыми горами? Поймут ли они горы и оценят ли их красоту? В воспоминаниях между «отвратной дождливой погодой» и «дождем, весело барабанящим по палатке», - огромная разница и ответ на вопрос - «как провести следующий отпуск?»

На Тушканчике застал Алексея Первушина. Он привез гостинцы с собственного огорода - наивкуснейшую клубнику, очень ароматную и вкусную. Собирая рюкзак, постоянно отвлекался на поедание ягоды. Алексей добросил меня до Бакланихи, где оставалась часть моих вещей.

Вот и все, нам пора расставаться, месяц в горах пролетел мгновенно, кажется, только вчера сошел с поезда, кажется, что совсем недавно инспектора казались брутальными и серьезными дядьками. Прошло совсем немного времени, и «волонтер Дима» превратился в Димона, брутальные дядьки оказались настоящими мужиками. В больших городах и спившихся деревнях настоящий мужик - вид, находящийся на грани исчезновения, одни тонут в грязи, стремясь к деньгам, другие, брошенные на произвол государства, тихо спиваются. Русский Мужик - исчезающий вид, в первую очередь в охране нуждается великолепный коллектив парка. Именно обычным инспекторам будут обязаны наши дети за сохранение природы в этих прекрасных Горах. Ходя в рейды в дождь и снег, настоящие мужики сохраняют природу для следующих поколений. Эта земля принадлежит природе, но у неё есть хозяин - простой инспектор. Именно он защищает царя зверей от людей, именно он объясняет городскому жителю, рвущему цветы, что такое хорошо, что такое плохо, именно он собирает мусор, оставляемый нерадивыми туристами. Огромное спасибо тебе, инспектор природного парка «Ергаки», за труд.

Спустившись с гор с котлетой 100 рублевок

Облачившись в автостопное одеяние, переправился через брод. Быстро застопил прямую машину до Абакана - средне-магистральный японский грузовик. Водитель оказался приятным собеседником. Меня переполняли положительные эмоции, ими хотелось непременно поделиться. Почти всю дорогу до Абакана мы разговаривали о них, о горах. Они по-прежнему не отпускали, и я увозил в своих впечатлениях частичку жемчужины Красноярского края.

По дороге мы остановились в Танзыбее купить клубники. Так как машина была прямая, я, не глядя, купил четырехлитровое ведро - будет чем заняться в ожидании поезда. До отправления поезда оставалось еще три-четыре часа. Устроился на лавочке, поглощая клубнику гигантскими горстями, как истинный «дикий алтайский человек», не евший ничего слаще морковки .

Подкрепившись ягодкой, пошел прогуляться по центральной улице. По дороге встречал много красивых девушек и смотрел на них голодными глазами.

Зашел в пиццерию фастфудного типа. Там еще раз поел, точнее обожрался. Идти до вокзала было очень лениво - взял такси. На привокзальной площади сижу, перевариваю пищу, весьма сытый, счастливый и немного уставший: утром прошел 9 км, проехал стопом 250 км и объелся в пиццерии. Последнее - самая большая причина усталости. Сижу, пью минералочку...

Финиш

Минут через 40 я уже занял верхнюю полку в поезде Абакан-Новокузнецк. Стук колес, чай с баданом, пена и спальник на верхней полке - такая же обстановка, как и месяц назад, и совершенно другое настроение. Загадочная неопределенность и жажда новых открытий теперь влечет в горы родного Алтая. В планах уже есть интересный маршрут, куда я обещал сводить школьных друзей. Увесистой сторублевой котлеты хватит, чтобы груженая «Маруся» жгла на серпантине на 95-ом бензине.

Утром проснулся в Новокузнецке, прокатившись стопом и на электричке. Иду вечером в автостопной одежде домой. Навстречу едет грузовик с казахскими номерами. Драйвер приветственно сигналит, видать, водила явно в теме - знает, что такое путешествия и автостопщики.

Теперь слово вам - читаем и обсуждаем, критикуем и высказываемся.

P.S. Если кто надумает отдохнуть на Светлом, могу дать телефон Александра. Пишите в личку.

Будет у вас отдых по системе «все включено», с хорошей скидкой. В прошлом году недельные туры на Светлое уходили по 8000 рублей в агентствах. Александр из восьми тысяч получал пять. Собственно, разница - три тысячи и составляла скидка при заказе путевки у организаторов. За эти деньги вас будут развлекать, рассказывать байки о горах, кормить и выгуливать.
Если поедете, большая просьба не мучить инструкторов вопросами: «Когда мы придем? А дождь скоро кончится?»